Одиннадцать дней на Оке

 

Наш поезд отходил от Курского вокзала поздним вечером шестого июля две тысячи восьмого года. Добравшись до него со своим нелёгким скарбом, остановились передохнуть. Предъявили контролёру свои билеты, зашли в третий вагон, разложили все вещи по местам. Мы с отцом отправлялись в одиннадцатидневный поход по реке Оке, который начинался в городе Орле, а заканчивался в городе Белёве.

Шесть часов пути пролетели незаметно, и ещё до рассвета мы оказались на железнодорожном вокзале города Орла. Всё вокруг было окутано сильным туманом, и это придавало некоторую загадочность тому, что находилось вокруг нас.

Когда мы вышли из здания, перед нами предстала широкая привокзальная площадь. Здание вокзала – большое, старинное, с колоннами на переднем плане как бы обхватывало эту площадь двумя крыльями, что придавало ей статности и величественности. В центре площади находился бронзовый орёл с расставленными врозь крыльями, выполненный в два человеческих роста. На заднем плане виднелись городские здания, но они были почти незаметны из-за той белой пелены, что спустилась на Орёл этой ночью. У вокзала толпились таксисты. Разговаривали и хохотали. С одним из них мы и отправились к ближайшему мосту через Оку, от которого и должно было начинаться наше путешествие.

В половину пятого мы были на реке. Начинался первый день похода, но до рассвета было ещё далеко. Сборка байдарки и прочие приготовления заняли у нас с папой более четырёх часов. Это было вполне логично, поскольку байдарку мы с ним собирали второй раз в жизни. Перед самым отплытием я сходил на ближайший перекрёсток дорог, чтобы набрать чистой воды. Из Оки воду пить не рекомендуют, хотя даже если бы мы пили воду прямо из реки, ничего страшного, скорее всего, с нами бы не случилось.

И вот мы уже плывём по реке, осваивая незнакомое нам до этого плавсредство. Плыть на байдарке достаточно удобно, однако это требует сноровки. За её не имением на первой же быстринке мы «сели» на камень посреди реки. Гребли равномерно, не напрягаясь. Почти сразу разложили спиннинг и пробовали ловить рыбу с лодки. Так прошло несколько часов, когда в середине дня мы не наткнулись на железную трубу, протянутую через всю реку. Рядом, была деревня, и эта труба служила местным жителям для перехода на другой берег и для ловли рыбы. Когда мы подплыли к преграде один из деревенских мальчишек удил рыбу, стоя на ней. Нам с отцом пришлось разгружать байдарку, переносить всё на берег за трубой и снова экипировать лодку. Трудоёмкий процесс завершился, и мы смогли продолжить свой путь после четырёх часов дня.

Отплыв от моста несколько сот метров, остановились на обед. Немного перекусив, двинулись дальше. Во второй половине дня мы полностью оставили попытки поймать рыбу и только гребли. Хотелось пристать к берегу на ночлег, но мест для выхода на берег всё не было и не было. По берегам росли деревья и плотные кусты, берег уходил в воду под большим наклоном. Но вот вдалеке показался мост. Конечно, мостом его можно назвать с большой натяжкой. Издалека его конструкция выглядела так, как будто посреди реки навалили целую кучу брёвен, а сверху придавили бетонными плитами. Тем не менее, это был мост. Его, как и в предыдущем случае, пришлось «обносить» на руках. Этот перенос вещей был очень тяжёлым. Уже хотелось спать, было жарко, а главное что тело совсем не хотело опять перетаскивать всю эту тяжесть более чем на сотню метров.

Вещи были на месте к восьми часам. Около моста на правом берегу была удобная полянка, на которой мы и расположились. Совсем рядом проходила железная дорога. Перед тем как разбивать лагерь я даже не выдержал и сходил искупаться, что определённо придало мне сил. После был только ужин.

 

Во вторник мы с папой проснулись почти в девять часов утра. Солнце грело уже вовсю. Я сбегал за колодезной водой в деревню, располагавшуюся на левом берегу. Мы позавтракали и уложили вещи в байдарку. Путь по реке продолжили только после полудня. Через час проплыли под мостом между деревнями Ломовец и Спасское, а после двух часов дня доплыли до плотины. Целых тридцать минут мы искали место для того, чтобы причалить к берегу, и, наконец, нашли его у самого падения воды. Управление лодкой вблизи плотины - дело достаточно ответственное. Ошибиться тут нельзя. Грести нужно уверенно и точно знать свои возможности, иначе может случиться катастрофа. Несмотря на всевозможные опасности, мы удачно пристали к берегу прямо перед плотиной, разгрузили байдарку и стали готовить обед около уреза воды. Пообедав, сидя в тени прибрежных деревьев, и отдохнув от гребли, перенесли все вещи ниже плотины. Отплыли от берега мы с папой после пяти часов, сразу проплыли под большим основательным мостом около железнодорожной станции «Отрада» и через десять минут наткнулись на ещё одно сооружение – низкий бетонный мост. Бетонные плиты, из которых мост состоял, находились чуть выше воды, но просто протащить лодку через них было невозможно. Для преодоления новой преграды нам потребовалось более получаса. Перетащив-таки байдарку через плиту, отправились в дальнейший путь.

До середины дня погода была ясная и солнечная, а позже стали набегать облачка. Ловить рыбу как-то не хотелось. Слишком уж мы устали от непредвиденных остановок, да и погода стала ухудшаться. Небо постепенно затягивало тучами, дождь мог пойти в любую минуту, поэтому нам срочно следовало найти место для стоянки. И оно было найдено на повороте реки рядом с деревней Богатищево. Судя по карте, нам удалось пройти не более пятнадцати километров за сегодняшний день. Посмотрим, как будем двигаться дальше. Я уже начал немного уставать. Видимо сказывается то, что таких физических нагрузок давно не испытывал.

Среда. Я проснулся чуть позже восьми и сразу же пошёл на речку ловить рыбу на спиннинг. Даже скорее не ловить, а просто потренироваться в забросе блесны. Рядом с нашей палаткой у подножия склона были построены мостки. На них я и расположился. С этих мостков, как мы узнали от местного рыбака, неплохо можно половить плотву, мелкого подлещика.

Кидал я вертушку довольно долго, да так ничего и не поймал. Позже встал отец и тоже немного покидал блёсенку. Всё безуспешно. Позавтракали мы в двенадцать часов дня. Папа пошёл ловить рыбу на поплавок с берега, а я стал разбирать палатку и укладывать вещи. Ловил отец без прикормки на опарыша. Клевали в основном мелкие пескарики, иногда «проскакивала» уклейка и плотва. Потом папа пришёл мне на помощь и экипировку байдарки мы заканчивали уже вместе. Пока укладывали в лодку вещи, из деревни подошёл уже знакомый нам рыбак. Рассказал, что ловит с мостков в проводку на поплавок в основном плотву, прикармливает кашей, а на крючок насаживает распаренные зёрна пшеницы, так как на них «берёт» лучше всего.

Наслушавшись этих рассказов, мы, не откладывая дело в долгий ящик, пошли в поле и надрали там пшеницы. Отплыли от Богатищево мы около трёх, в пять сделали получасовую остановку на обед. Река Ока стала заметно быстрее, появились небольшие перекатики и участки с ускоренным течением. Сплавлялись по реке с разложенным спином, чтобы можно было в любой момент обловить понравившийся участок. Ловили на маленькие «вертушки». Выбор блёсен у нас, конечно, был небольшой – пяток самых лёгких вертушек и не более десятка пятнадцатиграммовых блёсен («вертушки» и «колебалки»). Около семи часов проплывали через перекат. Я – на вёслах, а отец ловил спином. Лодка шла в центре реки, папа сделал заброс в четырёх метрах от себя, и неожиданно спиннинг согнулся и на противоположном конце лески появилось сопротивление! Тут же на поверхности воды показался хороший окунь. Вываживание длилось около десяти секунд, после чего рыба сорвалась с крючка и бесследно исчезла в речной траве. Было жалко, что упустили рыбу, но всё же это - первая поклёвка, которая случилась именно на перекате. Берём сей факт себе на заметку и следующие подобные участки реки облавливаем более тщательно.

После восьми вечера наша байдарка снова достигла низкого моста. Неужели опять придётся переносить все вещи на себе? Причалив к берегу и изучив дно под мостом, решаем просто проплыть под ним на байдарке, максимально прижавшись к её корпусу. Нам это замечательно удалось. Должен сказать, что это было даже весело. Было чувство, что находишься на каком-то аттракционе.

На дальнейшем участке реки нас окружали крутые безлесные берега, обрывы на которых видны пласты почвы. В девять часов причалили к берегу. Лагерь разбили где-то между деревнями Сторожевое и Анахино.

 

Начинался четвёртый день нашего путешествия. Ещё в среду я был настроен на рыбалку, поэтому, поднявшись в шесть утра, замешал прикормку, приготовил поплавочную удочку длиной пять метров и пошёл ловить рыбу с мостков, которые снова очень удачно оказались недалеко от места стоянки. В прикормку, кроме плотвиного «уникорма» и жидкого концентрата фирмы Sensas добавил земли, которую взял под берегом. Ловил на оснастку с трёхграммовым поплавком. Рыба ловилась разная и по размеру и по виду. Поймал я там и пескарей, и уклеек, и неплохих по размеру плотвиц, и маленького подлещика, и даже голавлика небольшого. Приблизительно в десять часов утра меня «сменил» отец, а я пошёл собирать вещи. Пока я укладывал всё по местам, у папы клюнуло что-то очень большое и без церемоний поплыло на центр реки. Леску, правда, рыба не оторвала, но «ушла» от рыболова без шансов поимки!

В половину двенадцатого мы позавтракали, а отплыли от берега аж в два часа дня. Не успели мы устать от гребли, как наткнулись на очередной низкий мост из брёвен и бетонных плит. Тщательно изучив обстановку, решили всё же не переносить вещи на себе, а провести лодку под мостом, удерживая её верёвками. Для того, чтобы осуществить этот план пришлось очистить проход под мостом от палок и веток, которые нанесло течением, а также до мелочей продумать все действия.

Всё прошло как нельзя лучше. В тридцать минут шестого мы снова плыли по Оке. Ниже по течению реки ловили на спиннинг прямо с лодки. На перекатах останавливались, чтобы половить рыбу на течении. Как раз эти непродолжительные остановки и стали наиболее добычливыми. Ловили на «вертушки», так как течение на этих участках реки сильное, а никаких других лёгких блёсен у нас и не было. На одном перекате отец поймал двух небольших голавликов. Последующие забросы ни к чему не привели. Поплыли до следующего переката. Небо стало серым, постепенно начинал накрапывать дождь. Остановились. Ниже по течению – перекат с очень быстрым течением. Папа взял спиннинг, встал по колено в воду и сделал первый заброс блесны, тут же последовала поклёвка, и трехсотграммовый голавль пойман! На втором забросе «взял» голавль уже грамм на пятьсот, на третьем ещё один такой же. Ничего себе! Я получил из папиных рук спиннинг и встал около центра реки на течении. Несколько забросов – пусто! Следующий заброс сделал чуть-чуть подальше, и вот голавль сел на крючок. Сопротивлялся сильно, а когда поднялся на поверхность, стало ясно, что он может быть самым крупным. Навскидку весом он был под килограмм! Но, прошло ещё несколько секунд, и рыба сошла. Снова сделал заброс в тоже место. Поклёвка. Вытаскиваю голавля грамм на пятьсот. После сделал ещё несколько забросов, и голавлик чуть поменьше оказался на берегу. На этом рыбалку мы закончили, потому как, скорее всего, поклёвки бы продолжались, а нам для еды много рыбы не требовалось, но это было что-то!

Остановились мы на низком безлесном берегу реки, в четырёхстах метрах от соснового леса. На холме виднелся небольшой одноэтажный кирпичный дом. Я принёс из леса хворост, и мы разожгли костёр. На угли положили подсоленную рыбу, завёрнутую в фольгу. Это очень удобный способ приготовления рыбы, к тому же готовится она быстро – всего пятнадцать минут. На ужин съели некрупных запечённых голавлей, остальное оставили на завтра. Спать легли  в полночь.

 

Ночью шёл дождь, и была гроза. Будильник завели на семь утра, но и тогда дождь шёл достаточно сильно. Немного стих он только к десяти часам. Мы с папой вышли на улицу, но через короткое время дождь снова загнал нас в палатку. Завтракать пришлось в согнутом состоянии, сидя прямо под тентом, правда остывшая печёная рыба от этого вкуса не потеряла. Лить закончило только после часа дня. Мы с отцом вдвоём сходили в лес за дровами, потом он остался у палатки, а я вновь пошёл в лес. В этот раз за грибами и земляникой. Кроме козлят ничего найти не удалось. Этих жёлтеньких грибов там было просто видимо-невидимо. Пока я бродил по лесу отец подготовил всё, что требуется для супа. Кое-как удалось разжечь костёр (после дождя промокло всё в округе). Потом я сходил к ближайшему домику, где встретил бабушку Зинаиду Ивановну. Она даже помогла мне набрать воды из собственного колодца. Кроме неё во всей округе людей не было. Отваренные грибы мы отложили на следующий день, а суп был готов к семи часам вечера. Только мы сели есть, как вновь зарядил дождь. Пришлось немедля прятаться в палатку. Позже выбегали из неё только чтобы согреть себе чай. Дождик то прекращался, то начинался, а когда ложились спать полил с новой силой.

Ночью папе не давали покоя полевые мыши. Возможно, их домик был прямо под палаткой, судя по тому, как они быстро появлялись и также быстро исчезали. Привлекла их разведённая прикормка, оставшаяся от последней рыбалки на поплавочную удочку и лежавшая в полиэтиленовом пакете прямо на земле в тамбуре палатки. К тому же норка у мышей была как раз рядом с нашими головами, когда мыши вылезали наружу и бежали к пакету с прикормкой, то бежали они практически по нашим ушам. Был слышен не просто шорох, мы чувствовали каждый их шаг! И вот папа, не выдержав этой постоянной беготни, ругаясь и причитая, полез с ними разбираться. Прикормку, конечно, мы убрали, но мыши всё равно до самого утра лазали по палатке.

Поднялись мы в семь утра. Я сразу побежал на ближайшие возвышенности делать фотографии, а потом пошёл в лес за хворостом. В тоже время папа собирал вещи для отправления. Погодка установилась солнечная, и можно было плыть дальше. Экипировав лодку и пополнив запасы воды, мы с отцом отплыли от нашей стоянки.

От дождей вода в реке поднялась сантиметров на тридцать. Как и раньше старались ловить на спин с лодки. Ставили и тяжёлые и лёгкие блёсны. Пытались ловить и в центре реки, и у берегов, и вдоль прибрежной травы – тщетно. Через час наткнулись на разрушенный мост. Течением за долгое время на нём застопорились брёвна, ветки деревьев и прочий природный мусор. Ну что же, преодоление препятствий уже входит нам в привычку. Мы причалили немного выше по течению и подошли по берегу к развалинам. Сначала показалось, что придётся нам попотеть и перенести вещи на руках. Отец был уже настроен на такой исход, но мне этого совсем не хотелось, и я лихо стал убирать палки и брёвна с пути возможного прохода лодки. Через час, выворотив оттуда несколько сухих деревьев, нам всё-таки удалось освободить требуемый проход. Освободилась маленькая щёлочка как раз для прохода лодки, но не более. Рядом, на подвесном мосту, даже собрались болельщики из местной деревни. Течение было сильное, да и глубина приличная, что создавало дополнительные трудности для прохода лодки. И всё же когда через три часа мы отплыли с противоположной стороны завала, нам громко аплодировали несколько деревенских мальчишек!

Ниже этого места Ока вновь увеличила свою скорость течения. Стали попадаться перекаты как на горной реке. На одном из них в байдарку чуть не захлестнула вода! Достаточно долго не было мест, чтобы пристать к берегу на ночлег. Мы всё плыли и плыли, пока не достигли впадения реки Зуши. Этот приток практически равноценен самой Оке. Прямо около слияния рек на берегу стоял стол со скамейками и крышей. На этом месте уже успела до нашего приезда расположиться семья из трёх человек. Алексей с женой и сыном приехали сюда ловить сома, который ночью выходит кормиться на перекат сразу за впадением Зуши. Алексей рассказывал, будто здесь вылавливали сомов весом до шестнадцати килограммов! Может быть это и правда. Ловил он на донки, а насаживал лягушек. Ближе к ночи семья в полном составе удалилась к берегу, а мы пошли спать.

 

Рано утром следующего дня мы с папой собирались половить рыбку. Соседи рассказали, что сегодня ночью сомы клевали, но они ни одного не выудили - оборвалась леска на всех удочках. Я спросонья поплыл вверх по течению реки Зуши, чтобы половить там на спин, а отец остался на берегу ловить на поплавок и на спиннинг. У обоих по нулям.

Солнце постепенно начало припекать, пока не сделалась жара. Мы позавтракали, собрали вещи и поплыли почти в час дня. Ловили на спиннинг, пытались ловить впроводку. Ближе к четырём часам дня набрали воды в ручье и сразу же пристали к берегу, чтобы пообедать в тени и передохнуть. Тень поблизости была только на просёлочной дороге. Разбросав вещи прямо на колее, стали варить суп. После обеда, повалявшись на местной проезжей части, собрались плыть дальше. Около семи вечера нами было найдено отличное место для стоянки со столом, скамейками, навесом, зеркалом и даже с зубной пастой и щёткой! Мы разложили вещи, искупались и легли спать. Нами пройдено уже сто тринадцать километров от Орла.

 

Восьмой день путешествия. Встали в восемь часов утра. Дальше – обычное утро с завтраком и укладыванием вещей. Отправились от места стоянки почти в полдень, и к двум часам дня прибыли в деревню Федяшево. Удивительно, но в самой деревне нам не удалось набрать воды. Воду, местные жители набирают из двух источников на берегу реки. Мы наполнили тару водой из источника и сделали привал на обед.

После обеда на лодке приплыл местный рыбак. В его сети попалась плотва грамм на шестьсот! Я, естественно, поторопился её сфотографировать. Этот рыбак ловит и на поплавок с берега с проводку. Ловится плотва, подлещ, густера. Но в последние дни из-за высокой воды «брало» плохо. Рассказал, что ловят здесь и на спиннинг. Щуку и окуня – в прибрежной траве. Жереха – в центре реки.

Все эти разговоры вселили в нас уверенность и, собрав вещи и отправившись вниз по реке, стали ловить на спин и искать себе удобное место для днёвки. Место мы выбрали на высоком берегу среди молодых берёз. Подниматься каждый раз на гору нас заставляло только то, что на вершине был оборудован стол со скамейками. С местом нам вновь повезло.

После того как все вещи уже были подняты наверх я подошёл к берегу и углядел в траве на глубине двадцати сантиметров щуку на килограмм весом, которая, увидев меня, пулей устремилась в высокую прибрежную траву. А когда через некоторое время мы пошли купаться, и она снова стояла там, то решили поставить на это место жерлицу. Тут же на поплавочную снасть без прикормки поймали несколько уклеек и одну из них поставили в качестве живца на жерлицу, конструкцию которой папа придумал на месте.

Ужинали мы при свете карманного фонарика и луны в обществе большого количества голодных комаров, которые тоже, видимо, наметили ужин на позднее время. Слава Богу, что слепней ночью не бывает, потому как днём они кусают ещё похлеще комаров. Наверное такое количество кусающихся насекомых – был единственный минус того места, на котором мы расположились. Ужинать закончили в полночь. Спать легли и того позже.

 

Утром во вторник проснулись полдесятого утра. Жерлица, поставленная с вечера, оказалась распущенной, но никакой хищник, к сожалению, не попался. А так хотелась щуки! После завтрака начали вязать полудонку на основе поплавочной пятиметровой удочки. На основную леску поставили поплавок грузоподъёмностью три грамма. Ниже – груз, который полностью отгружает наш поплавок. Ниже – вертлюжок, надетый на леску, (леска пропущена через колечко вертлюжка) к которому крепится поводок с грузом весом в пять граммов. Ещё ниже – вертлюжок, но уже закреплённый (привязанный) на леске, к которому привязывается длинный поводок с крючком. Получилась несколько неуклюжая снасть.

Местные же рыбаки больше всего предпочитали на удочку с катушкой ставить поплавочную снасть и сплавлять её по течению вдоль берега. Также на реке встречалось много тех, которые ловят леща на донки. Конечно, на Оке также ловили на сетки и экраны. Спиннингистов на реке было совсем мало.

Так вот, на сделанную снасть мы с отцом ловили около двух с половиной часов. Ловля вышла достаточно вялой, но, всё же, нескольких голавлей, окуней, густеру и множество уклейки вытащить удалось. Из пойманной рыбы на обед сварили рыбный суп. Запасы чистой воды были на исходе, и после еды пришлось собираться плыть за водой. По пути решили половить на спин. За водой пришлось плыть аж до самой деревни Федяшево. Гребли против течения довольно долго, но зато обловили берега и вдоволь позагорали на вечернем мягком солнце. Набрав воды, поплыли к месту стоянки.

Отец всё-таки опять достал спиннинг и начал ловить. Только теперь мы стали ловить не так как раньше. Я плыл по течению, удерживая лодку параллельно берегу, а папа забрасывал лёгкую вертушку, но уже не перед собой, как мы делали всё время до этого, а за себя к траве, то есть на тот участок мимо которого мы уже проплыли. Забросы были покороче, но зато и точнее. Блесну «укладывали» прямо под нависающие ветки ивы или под коряги. И вот последовала долгожданная поклёвка – и я забираю в лодку голавля грамм на пятьсот! Проплываем около восьмидесяти метров. Заброс под ивовые ветви – поклёвка и через минуту у меня в руках был голавль весом больше килограмма! Проплыв ещё несколько сот метров, папа делает заброс к траве и рыба не успевает взять приманку.

Нужно отметить, что оба голавля были пойманы на закате, а уровень воды стал к этому времени заметно падать.

Вечером успели почистить и посолить пойманную рыбу.

 

В предпоследний день нашего плавания встали до рассвета и поплыли в сторону деревни Федяшино, чтобы вновь сплавится вдоль берега со спиннингом и попробовать половить так, как ловили в предыдущий день. Была одна поклёвка, но ничего поймать так и не удалось. Вернулись назад мы уже к половине девятого. После завтрака собирали вещи, варили суп и готовили пойманных накануне голавлей. В два часа дня мы отправились в путь, но через час мы с папой вынуждены были причалить из-за надвигающейся грозы. Вытащили лодку на берег и закрыли её всем, что было под рукой, а сами одели плащи.

Грозовая туча довольно быстро оказалась над нами. Начали сверкать молнии, а ветер поднялся такой, что с деревьев отрывались ветки и летели в реку! Всё это сопровождалось ливнем, который через двадцать минут потерял силу и перешёл в сильный дождь. Непогода продолжалась ровно два часа, в течение которых мы намокали под полиэтиленовыми плащами.

Всё когда-нибудь заканчивается. После шести часов вечера мы вновь плыли по реке и даже облавливали некоторые её участки. Ближе к девяти часам тучи снова начали двигаться в нашем направлении, и мы поспешили найти на берегу место для укрытия и ночёвки, но дождь таки «накрыл» нас раньше, чем мы причалили. Стояла промозглая неуютная погода, из-за которой поскорее хотелось лечь спать, что мы и сделали сразу после ужина.

Ночью шёл дождь и дул сильный ветер. Палатка ходила ходуном.

Начинался заключительный день нашей поездки. Встали мы в шесть утра. От вчерашней погоды не осталось и следа. На горизонте плавно всходило солнце. Уже ощущалось тепло его лучей. Отплыли мы через три часа, и за первым же поворотом показался автомобильный мост через Оку и колокольня Белёва. Подплывая к городу, мы стали замечать всё новые и новые постройки. Рядом с колокольней появились церквушки, небольшие кирпичные дома и одноэтажные деревянные домики с покатой крышей. Почти всё это выглядело старым, обшарпанным и немного ветхим, но именно это и придавало пейзажу неповторимые колорит.

Гребли мы не торопясь. Через двадцать минут достигли каменистого берега на окраине Белёва. Ока провожала нас лучами солнца.

Автовокзал находился в пятидесяти метрах от берега и мы быстро разрешили все вопросы относительно того как следует добираться домой. Не торопясь, собрав все вещи в рюкзаки и напоследок искупавшись в реке, в двенадцать подошли к автовокзалу. На просторной маршрутке доехали до Тулы.

Подъезжая к столице Тульской области, по обочинам дороги мы увидели дачные участки, деревенские домики, кирпичные коттеджи. Всё эти постройки стояли вперемешку со строительными магазинами и складами. Жизнь кипела вокруг. Сама Тула предстала перед нами большим современным городом, который своим видом напомнил мне Москву. Люди спешили успеть на троллейбусы и трамваи, машины ехали по улицам плотным потоком. Всё куда-то бежало, торопилось, суетилось. Улицы города были ухожены, и вообще он выглядел чисто, опрятно и красиво! Единственное отличие от российской столицы, которое я успел заметить за те десять минут, заключалось в высоте домов. Они не возвышались более чем на пять этажей.

Сделав последнее усилие, мы с отцом от маршрутки дошли до Московского вокзала. Электричка в Москву отходила через восемь минут, что заставило нас пробежаться до поезда со всеми вещами. На электричку мы успели и через четыре часа прибыли в Москву.

Фото: Николай Маковецкий, Аркадий Маковецкий

 

Желаю всем удачи на рыбалке!

 

Николай Маковецкий

 © ''КЛУБ АКТИВНОЙ РЫБАЛКИ'' WWW.NALYM.RU     Редактор: В.Баловнев.